levik (levik) wrote,
levik
levik

Горы северного Вьетнама - в деревне близ Шапы

Город Шапа находится на самом севере Вьетнама, в 380 километрах на северо-западе от Ханоя. Я честно говоря не знал, что от него ожидать, понадеялся на других участников нашей поездки. Слышал лишь, что надо ехать на два дня, с ночёвкой. Поэтому то, что я там увидел стало для меня приятным сюрпризом.

А увидел я вот что:



В Шапе мне удалось посмотреть на красивые горы, рисовые террасы, милых поросят, и деревенскую жизнь. Правда всё это я увидел не сразу...

Начнём с того, что я собирался написать пост про городок Сапа (Sapa по английски, или Sa Pa по вьетнамски. Оказывается у вьетнамцев все знакомые нам названия состоят из двух слов: Ha Noi, Sai Gon, и т.д.) И только воспользовавшись своим любимым методом перевода названий местности, я узнал что по-русски город называется Шапа а не Сапа. То есть наоборот от того, что произошло со словом суши.

Так вот, от Ханоя до Шапы 380км. Вы наверное подумаете - ну, это на нормальном поезде пара часов максимум. Я тоже так подумал. Но во Вьетнаме поезда не такие как Японские синкансэны, они не ходят со скоростью 300км/ч. Так что ехать надо всю ночь, девять часов. Да, средняя скорость вьетнамской железной дороги где-то 43км/ч. Койка в купе спального вагона стоит $40 в каждый конец. Выглядит это точно так же, как советские купе моего детства (тут такие считаются классом люкс, позволить себе эту рокошь могут только туристы).



Эх! Если б я знал, что всё будет так ностальгически выглядеть, запасся бы котлетками и варёными яйцами. Я то уж думал, что все южно-азиатские спальные поезда похожи на тот, что вёз меня за месяц до этого в Куала Лумпур.

Поезд этот до самой Шапы не едет, а едет в городок Лаокай прямо у китайской границы. Оттуда надо до Шапы ехать около часа на маршрутке или такси. Заблудиться тут трудно - все водители знают, что туристы с поездов из Ханоя едут в Шапу. Не стоит платить больше чем 50,000 вьетнамских донгов за место в маршрутке, или $25 за одно такси, говорят порой можно и дешевле сторговаться.



Дорога постоянно поднимается в гору. Шапа расположена на высоте 1500м над уровнем моря. На обочине постоянно мелькают деревушки. Вся жизнь тут проходит вдоль дороги. Вот дети в школу идут вниз. Значит вечером им надо будет домой вверх подниматься.



На вьезде в Шапу расположено озеро, вокруг красивые домики. На секундочку можно подумать, что ты попал в какой-то горный курорт в Швейцарии.



Но это чувство быстро улетучивается, когда приезжаешь на главную площадь. Да здравствует социализм! Народ и Партия едины.



Каждую маршрутку и такси на въезде в город отслеживают и обступают тётеньки из окрестных деревень. Они одеты в традиционные наряды. "Пошли со мной! Я покажу тебе свою деревню, которая самая красивая!" кричат они наперебой на очень неплохом английском. Некоторые даже пару слов по испански или французски знают.



Дело в том, что горы вокруг Шапы населены этническими меньшинствами. Тут живут народности Хмонг, За, Зай и Тай. У каждого из них свой язык, свои традиции, и деревни в округе. Долгие века эти люди жили сельским хозяйством, но в последнее время Шапа стала туристическим центром, и каждая деревня пытается привлечь приезжих, ведь таким образом можно заработать гораздо больше денег, чем продавая рис. Поэтому каждое утро, женщины одевают свои традиционные наряды (по ним народности легче всего отличать друг от друга,) и съезжаются в Шапу. Расписание поездов всем известно, и они прибывают как раз тогда, когда туристов начинают подвозить таксисты.

Мы на тот момент уже поняли, что в самой Шапе смотреть особо нечего, и после недолгих разбирательств выбрали двух самых общительных (и настойчивых) тётенек. Они сказали, что они из хмонгской деревни Хаутао, до которой мы можем прогулятся по горам, а при желании и заночевать там. Нам название деревни мало что говорило, но мы подумали, что скорее всего все они похожи между собой. Итак, знакомьтесь: это Зузу (слева) и Мама-Чи.



Вскоре мы поняли, что приставка "Мама" в имени "Мама-Чи" означает "бабушка".

"У Мама-Чи есть внуки. А у меня ещё нет," объяснила Зузу. "Но моей старшей дочери уже пятнадцать. Она очень секси! Скоро выйдет замуж, родит ребёночка, и меня будут все называть Мама-Зузу."

"А пятнадцать не рано?" осторожно спросил я.

"Нормально! Чего ждать? Вот я со своим мужем познакомилась когда нам по шестнадцать было. А сейчас мне уже тридцать два. Самое время стать бабушкой."

Женщины повели нас в пеший трек в до своей деревни, пообещав, что он займёт часа четыре ходьбы по красивым горам. Насчёт гор они не обманули, тропа неизменно шла вверх. А вот оценить их красивость было трудно, так как вокруг всё было затянуто сильным туманом.



Вскоре мы поняли, что это не столько туман, сколько облака. Горы были одни из тех, что уходят под самые тучи. По тропинке шли другие тётеньки. Некоторые вели своих туристов, другие возвращались домой не солона хлебавши.



"А вы в город тоже пешком попали?" спросил я у Мама-Чи.

"Нет, в город нас мужья привозят на мопедах. Сами то мы на них не ездим, не женское это дело."

Интересно, в Ханое на мопедах ездят абсолютно все. Но и в этой сельской местности они главный способ передвижения. Мы то и дело проходили домики у дороги, в которых стояли абсолютно разные мотороллеры. Вот у кого-то растёт юный наездник.



Прошли сельскую церковь. Хмонги в болшинстве своём протестанты, в первые годы становления коммунизма их за это недолюбливали. Многие из них в свою очередь сотрудничали с американцами, воевали на их стороне во Вьетнаме и Лаосе. В результате большие количества вынуждены были эмигрировать - сейчас в США например есть целая диаспора хмонгов.



Каждый раз мы проходили несколько домиков у дороги, Зузу и Мама-Чи называли это очередной деревней. Я так и не выяснил, есть ли в таких деревнях непридорожные дома. Так или иначе, вокруг таких хижин постоянно попадалась разная живность. Вот например пушистые утята. Очень симпатичные.



Славик острым докторским глазом заметил у дороги листья до боли знакомой формы.



"Что это?" спросили мы у тётенек.

"Это марихуана! Она тут просто так повсюду растёт. У меня дома есть. Если захотите, угощу. А сейчас надо идти," поторопила нас Мама-Чи. Боялась, что мы опаздаем к обеду.

Обед был вот в этом придорожном "трактире". В меню был рис с курицей, овощами или свининой. Я набрался наглости и попросил в рис и свинину и овощи. Тёти сказали, что трактир стоит на крутом склоне, и вообще то из него прекрасный вид, жалко что сейчас облака.



Но пока мы обедали, ветер разогнал тучи, и внизу открылся вид на красивейшую зелёую долину.



Приглядевшись, мы увидели, что она полностью покрыта рисовыми террасами - именно так выращивают рис в горах.



Просвет длился недолго, после обеда всё затянуло ещё сильнее, и мы шли в облаке как будто по сказочному лесу.



"Скоро наша деревня!" подбодрила Зузу.



На крышах домов сушатся тыквы (мне пришлось спрашивать, чтоб уточнить, что они там не растут.)



Деревенская детвора бегает без присмотра. Что едят эти девочки? Бамбук? Сахарный тростник? Куда смотрят родители?!



Деревня Хаутао оказалась немаленькой - домики стоят далеко друг от друга, у каждого тут своё хозяйство. До единственного магазина идти пол часа.



У некоторых домов есть вот такие пруды. Зачем? Может сюда собирают воду, чтоб рис выращивать? Почему-то я не додумался спросить.



Дети помогают в хозяйстве с раннего возраста. Около магазина нам повстречался мальчишка оседлавший буйвола. Он медленно и важно проехал мимо нас, ведя на поводу ещё одно животное.



Вскоре мы пришли к дому Мама-Чи. Она сказала, что тут можно будет заночевать. Это был скорее большой фанерный сарай крытый шифером. Впоследствии правда оказалось, что каркас у него сделан из добротного дерева. Условия были не ахти - деревня всё же, и нас терзали на этот счёт сомнения.

Зато недалеко от дома растёт красивое старое дерево - Злата назвала его Деревом Жизни.



От него открывается вид на всю долину. Ну, когда облака расходятся.



Перед домом бегали маленькие поросята. Они были одновременно любопытные и пугливые - чуть что, сразу мчались в безопасность своего загончика, где лежала мама.



Муж Мама-Чи никакого интереса к нам не проявил. Он просто сидел в углу дома и смотрел телевизор. Любопытно, что там, по Discovery Channel показывали передачу о жизни каких-то папуасов.



Зато пришёл муж Зузу. Я так и не запомнил, как его зовут. Она сказала, что их дом выше в гору от дороги. Кажется чем выше - тем там "недвижимость" дешевле, ведь надо больше усилий, чтоб подниматься и спускаться каждый день.



У Мама-Чи и Зузу много дочек. Они все собрались на крыльце, и мне стало немного жалко мужчин - они дома в явном меньшинстве. Придя домой, наши проводницы скинули с себя традиционные наряды, оказалось, что у них под этим всем весьма обыкновенная одежда.



Кстати деревенская тропа проходит через крыльцо дома - тут постоянно проходят какие-то соседи, из тех кто живёт выше. Здороваются, спрашивают как дела, делятся новостями деревни...

Всё свободное время протекает так вот на крыльце... Мистер Зузу по английски не говорит, так что пока мы расспрашивали женщин о деревенской жизни, он сидел в сторонке и внимательно изучал завязочку на моей сумке. Никого не хочу ни в чём обвинять, но к концу поездки я обнаружил, что с неё слетел кожанный колпачок.



Витя с Толиком решили в итоге, что хватит с них деревни, и попросили такси назад в город. А я, Злата и Славик решили остаться на ночь, чтоб попробовать встретить рассвет у Дерева Жизни.



Мама-Чи приготовила на всех ужин. Её муж кушал в своём углу, не отрываясь от телека. На этот раз там показывали какой-то китайский сериал. К ужину подали какое-то местное спиртное, которое Мама-Чи называла "Happy-water". По крепости где-то 30 градусов думаю. Выпили дружно.



В деревне после темноты делать особо нечего, и поужинав все собрались спать. Нам предложили "лофты" под крышей. Обожаю спать наверху.



Злата со Славиком разместились в таком же с другой стороны.



Вместо кровати просто матрас, вокруг него сетка от насекомых. После долгого дня ходьбы и Happy-water заснули почти сразу...



...и проснулись с петухами! Всегда мечтал так сказать, но редко бываю в деревне, и вот, наконец!..

Одна из дочек уже что-то орудовала на "кухне". Как видите, газа тут нету, всё очень примитивно. Есть очаг, развёл огонь, вскипятил воду...



Проснулись мы ещё затемно, но к сожалению рассвет у Дерева Жизни немного не состоялся из за погодных условий.



Не беда! Нам ещё предстояла пешая прогулка по рисовым террасам!



На этот раз Зузу не было. Мама-Чи сказала, что она поехала обратно в Шапу встречать туристов в пять утра. Оказывается есть какие-то поезда которые посреди ночи приходят. А вместо себя Зузу прислала старшую дочь, Сон. Ту, которой пятнадцать, и "очень секси".



Вдвоём они повели нас по рисовым террасам, и объяснили, как вообще рис выращивают. Это ведь очень трудоёмкий процесс!



Рис должен расти полностью покрытый водой, поэтому в горных районах нужны террасы, ведь иначе вода утечёт! Чем круче склоны, тем чаще надо террасы делать, на это уходит много труда. Поэтому сначала используют более пологую местность. Кстати, именно поэтому меньшинства типа Хмонгов обитают в горах - в Китае тоже так, приезжаешь на рисовые террасы, а там тоже какие-то люди со своим языком и обычаями. Главный этнос в стране давно забрал всю удобную "плоскую" землю себе, вытеснив мелкие народы туда, где рис выращивать сложнее. Но Хмонги работящие, приспособились.



Тут хорошо видно, что в террасах стоит вода. Там где зелено, рис ещё не созрел, как он чуть пожелтеет, его пожнут, и останутся пустые терраски с торчащими из воды стебельками.

Рис на колосе выглядит вот так:



Срезанные колосья собирают в пучки, и стучат ими по брезенту. Таким образом рис отделяется от колоса.



Весь процесс невероятно муторный, так как за рисовыми полями надо ухаживать. Витя сказал, что именно из за этого азиатские народы такие работящие. По его словам рис требует больше труда, и больше рассчётливости чем та же пшеница. Исторически фермеры, не готовые планировать урожаи наперёд и вкалывать, просто умирали с голоду.

В итоге мы спустились к реке Занточай, которая протекает по дну долины. Всё вокруг покрыто рисовыми полями.



Через реку ведёт подвесной мост. На нём мы чуть было не сошлись лицом-к-лицу с ещё одним буйволом, который туда забрёл. К счастью его вовремя развернула молодая хозяйка. Кажется гонять скот считается в деревнях лёгкой работой, поэтому её всегда поручают детям.



По пути мы прошли деревню народа Зай. Их бабушки всё пытались нам продать свои сувениры. Позже, вернувшись в Шапу мы встретили тётенек помоложе. Я так понял что в деревне приторговывают лишь те, кто уже слишком стар, чтоб ехать в город.



Наши проводницы без особого интереса наблюдали за этим. Распогодилось, вышло солнце, и они раскрыв зонты, повели нас в очередную деревню, откуда можно было вызвать такси обратно в Шапу.



К вечеру мы снова тряслись в купе медленного вьетнамского поезда, везущего нас назад в Ханой. (Всего эта вылазка длилась два дня и три ночи.)

PS: Про Халонг Бэй писать? Или хватит Вьетнама?

Tags: travel, вьетнам, отчёт
Subscribe

Posts from This Journal “вьетнам” Tag

  • Халонг - вьетнамская бухта тысяч островов

    В нескольких часах от Ханоя находится бухта Халонг (Ha Long Bay). Когда я спросил совета о том, что стоит посмотреть в окрестностях столицы,…

  • Ханойские разности

    Продолжаем наше знакомство с вьетнамской столицей. В прошлых постах мы уже поглазели на очумелые мопеды и понаблюдали за уличной жизнью. Сегодня,…

  • По улицам Ханоя

    В общей сложности в Ханое я провёл три дня. Всё это время в городе была жара и стопроцентная влажность. Находиться на улице в таких условиях было…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments