levik (levik) wrote,
levik
levik

Контрабанда

Октябрь 2007 года. Амстердам. 

Лёва в компании друзей гуляет по Дамраку заходя в сувенирные магазины. Среди рядов привычной безвкусицы ему в глаза бросается пёстрая банка с надписью "Tulips from Amsterdam". 

Мелким шрифтом обьясняется: внутри банки удобрённая почва и пакетик с семенами. Открываешь, закапываешь, ставишь в солнечное место, поливаешь периодически, и через месяц вырастает тюльпан. Идея Лёве нравиться - ему как раз нужен подарок для Ани. 

"А это что?" любопытствует подошедшая Юля - ей тоже надо прикупить парочку сувениров. Лёва рассказывает про мини-клумбу в банке, и она решает купить такую же.

* * *

На следующий день все пакуют вещи. Лёва летит домой (он только на выходные выбрался), а Юля с Яшей - завершать свой длинный отпуск в Италии. 

"У тебя есть место в сумке?" спрашивает у Лёвы Юля, протягивая банку. "Я эти тюльпаны не хочу по Италии таскать - у меня и так ничего не влезает."

"Есть. Могу взять. Только если с ними в процессе перевозки что-нибудь случится, с меня взятки гладки."

"А если в процессе перевозки что-нибудь случится с той банкой которую купил ты?"

Лёва улыбается: "Думаю что если что-нибудь случится только с одной из банок, эта банка неприменно окажется твоей."

Юле такой расклад явно не очень нравится, но везти эти тюльпаны по Италии её прильщает ещё меньше. Она отдаёт банку Лёве пригрозив пальцем: "Смотри у меня!"

Чтобы немного успокоить Юлю, Лёва прямо при ней кладёт обе банки в один пакет и, обвернув его свитером, пихает поглубже в сумку. 

* * *

Детройт, семь утра. У Лёвы тут пересадка. Надо проходить паспортный контроль и таможню.

Пограничник долго рассматривает Лёвин паспорт. Он явно не в духе. 

"Снимите пожалуйста шляпу."

В слове "пожалуйста" звучит ярко-выраженная неприветливость, и Лёва спешит выполнить просьбу, пытаясь при этом улыбнуться. У него на голове остатки не очень удачной причёски-ирокеза, не успевшей отрасти после недавней поездки на Burning Man. Впрочем в паспортном фото он выглядит так же - паспорт новый, это его первый въезд в страну. 

Соответствие Лёвы в паспорте и в жизни никак не помогает расположить к нему пограничника. Тот угрюмо листает новенький паспорт, периодически задавая каверзные вопросы: "Один ездили?", "Первый раз в Амстердаме?", "Какова цель вашего визита?". 

В итоге он штампует Лёвин паспорт, рисует непонятную загогулину на таможенной декларации, и вместо привычного "Welcome home", заканчивает беседу громким "Next!". 

* * *

В таможню очередь короткая, но очень медленная. Обычно Лёва прилетает в Нью Йорк - там таможенники ни на кого даже не смотрят дважды, просто собирают декларации в стопку и махают - "проходи мол". Явно в Детройте процесс посерьёзней. 

Это Лёве совсем не нравится - он рассматривает загогулину нарисованную пограничником и вспоминает о пакетике "галюциногенных" семян, купленном зачем то в Амстердаме. Сейчас пакетик лежит у него в сумке-рюкзаке. Лёва сначала перекладывает его в карман штанов, затем, передумав, в самый невидный, как ему кажется, карман маленькой сумки.

* * *

"Откуда летим?" весьма дружелюбно спрашивает таможенник рассматривая Лёвину декларацию с загогулиной. 

"Из Амстердама."

"По работе ездили?"

"Нет - с друзьями встречался."

"А в кофе-шопы там заходили?"

"Заходил."

"Ну а их весёлый табак то употребляли?"

"Употреблял." - тут Лёва врёт. Он бросил курить траву в прошлом году, и за всю поездку в Амстердам не делал этого ни разу. Но думает что такие тонкостные объяснения лишь возбудят ненужное подозрение у таможенника. 

"А с собой ничего не захватили?", мужик лукаво, почти понимающе улыбается - как бы даёт понять что сам то он неприменно бы чего-нибудь, да заныкал. 

"Нет, нет, что вы! Разве я похож на идиота?"

"О, а вот это мы сейчас проверим. Давайте ка, несите вашу сумочку вот сюда. Открывайте. Выгружайте всё на стол. А мы и посмотрим." 

* * *

Содержимое Лёвиной сумки лежит большой кучей на столе. Два таможенника в резиновых перчатках перебирают и разглядывают каждую вещь, перекладывая их в сторону. Иногда они задают Лёве вопросы. 

"Что в этом пакете?" - пакет крепко завязан. 

"Грязное бельё. Трусы, носки..." Таможенники ограничиваются тщательным прощупываньем пакета. 

"А тут?" - один из них держит прямоугольную коробку из чёрного картона. На ней нет никаких надписей, только круглая наклейка с цветами радуги, рисунком двух девочек держащихся за руки и надписью "have a nice gay". 

"Это подарок для двух моих подруг. Не думаю что вы хотите его открывать." Лёва блефует - в коробке всего лишь свинья-копилка - он просто не хочет чтоб таможенники портили красивую упаковку. Но уловка проходит, и коробка отправляется в кучу досмотренных вещей нетронутой. 

"А это что за банки?"

"Семена от тюльпанов."

"У вас есть на них документы?"

"Документы?" удивлённо спрашивает Лёва. 

"Да. Справка подтверждающая что это именно тюльпановые семена."

"Нет... Такой справки у меня нет. Но вы же видите, банки запечатаны на заводе. Содержимое прямо на банке написано."

"Это не важно. По моему нужна официальная справка. Боб," обращается он к своему напарнику, "пойди узнай точно." Боб достаёт одну из банок из пакета и идёт узнавать. 

Другой таможенник продолжает перебирать Лёвины вещи. 

"Ну а это что такое? Свистки какие нибудь?" - в его руках две деревянные трубки в форме сигар. Лёва купил их в качестве сувениров. 

"Нет, это трубки. Для курения."

"Курения чего?"

"Табака наверное."

"А почему тут марихуановый лист выгравирован?" 

"Не знаю. У меня друзья такие штуки любят - вот я и купил как сувениры."

"А ну, покажи как они работают. Не использовал их ещё?"

"Нет, нет. Абсолютно новые." Лёва раскручивает одну из трубок, и таможенник начинает её нюхать. 

"Точно не использовал?.. Это вообще то может считаться наркотическим инвентарём - в таком случае подлежит конфискации. Я сейчас." Он тоже удаляется. 

Лёва на минуту остаётся у стола наедине с двумя грудами своих вещей. Он начинает подумывать о том не стоит ли переложить галюциногенные семена из маленькой сумки снова в карман. Но тут к столу возвращается Боб. Сочувствующе, почти, печально, Боб разводит руками. 

"Нельзя без документов. Даже если на банке написано что тюльпаны. Нужно вот такое удостоверение." Он достаёт из кармана бумажку, машет перед Лёвой пару секунд и прячет обратно. 

"А где мой напарник?"

"Пошёл про трубку узнавать."

"Ага." Боб смотрит на груду ещё недосмотренных вещей. Их осталось немного. "Ну, думаю он тут уже и сам справится. Пойду следующего клиента обслуживать."

Только теперь Лёва замечает пакет со второй банкой тюльпанов, всё ещё лежащий чуть в сторонке. Дождавшись удаления Боба, он отталкивает его к проверенной куче. Вопреки ожиданиям, не начинает выть сирена, а из отверстий в потолке не спускается на верёвках спецназ. Только Лёвино сердце громко-громко стучит прямо ему в уши. 

* * *

В тумане нахлынувшего на ровном месте адреналина, Лёва плохо запоминает как возвращается второй таможенник, как он, с лёгким видом недоумения, возвращает обе трубки. Как он быстро досматривает оставшиеся вещи, и неловко смотрит на то как Лёва пихает всё обратно в сумку. 

Затем он досматривает и маленькую сумку, кармашек за кармашком, все кармашки кроме того единственного куда Лёва положил пакетик с галюциногенными семенами. Но и это Лёва запоминает весьма смутно. 

Как будто двигая тюльпановую баночку в разрешённую кучку, Лёва выключает на время резкость в окружающем мире. 

* * *

Через две недели, Лёва уже вошёл в привычную колею. Все Амстердамские сувениры подарены - две трубки-сигары, свинья-копилка и банка с тюльпанной клумбой. Пакетик с семенами, забытый, лежит на полке. Яша с Юлей уже неделю как вернулись из Италии.

Одним вечером, Юля заходит в Лёвину комнату. 

"Слушай, а дай мою банку тюльпановую, которую ты из Амстердама привёз?.."

"Мда... А помнишь, мы договаривались что если в пути..."

Занавес. 
Tags: travel, амстердам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments